Новое

Редакционная статья Уэлша в свежем Reason

Посвящена сравнению Тэтчер и Миттерана — идеология, курс, итоги. С общим выводом: когда рухнула Стена, в бывших странах советского блока не обнаружилось ни одного лидера-«миттерановца», зато полный набор «тетчеристов» всех мастей. Это, конечно, не так — «миттерановцы», особенно среди орды горбачевских экономистов, также водились в количестве; но _политически_ на карте им места не было — в отличие от тусовки Змеиной Горки. Что и неудивительно: Тэтчер в качестве образца для подражания «победила» Миттерана именно как политик, не как экономист. Тот же Гавел, будучи пещерным антикоммунистом в политике и при этом вполне себе «социалистом» по экономическим взглядам, не имел особо шансов делать что-либо кроме «тэтчеризма» у себя в стране, и лишь уйдя от власти, принялся камлать, что дело-де не только в деньгах.

Вывод: успех той или иной экономической политики зависит не только от управленческой грамотности решений, но и от их политической (риторической, пропагандистской etc.) упаковки. От наличия или отсутствия «миссии» в основе всех этих решений. Экономическая политика, какой бы она ни была по основаниям, не может быть политически беззубой. Отнимая ресурсы у одних и отдавая другим (что всегда составляет всегда и всюду суть любой экономической политики, неважно, правой или левой), ты должен иметь фундаментальную отмазку, некий нарисованный на стене Грааль, ради которого это, собственно, делается.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма