Новое

Сегодня имел глубокую беседу со специалистом по рынку хлеба

Несколько новых для меня фактов.

1. Чем выше доход, тем меньше доля потребления хлеба в рационе, и наоборот. Хлеб в России — еда бедных.

2. Основным отличием советской модели от европейской всегда были размеры пекарен — в Европе одна пекарня на 1000 чел, у нас — на 20000 чел. Соответственно, предполагалось, что рано или поздно мы придем к европейской размерности. Но этого не происходит — никакого бума мини-пекарен и булочных (за исключением всесокрушающей Тандырной Печи) не случилось. Наоборот, скорее идет укрупнение и стагнация. Основная причина — крупные ритейлерские сети, которые заточены на крупных же поставщиков. Хлебозаводы, у которых не получается сбывать свой хлеб в торговые сети, провисают, многие закрываются. А у ритейлеров хлеба в основном продается мало и он там плохой.

3. Народная мифология про то, что качество продаваемого хлеба с советских времен год от года ухудшается, увы, соответствует действительности. То, что в нижнем ценовом сегменте сегодня выглядит как батон и продается как батон, есть, скорее всего, в большинстве случаев уже нельзя.

4. Цена на «народные» виды хлеба у нас регулируется политически — в отличие от цен на муку и все остальное. Поэтому, если не химичить, дело это невыгодное, часто убыточное — за исключением премиум-сегмента, где в последние годы и обитают профильные сети — Хлеб и Ко, «братья караваевы» и т.п.

5. Покупать в «ашанах» и «пятерочках» хлеб, выпеченный на советских хлебозаводах, трудно еще и потому, что там затариваются едой на много дней вперед, а хлеб, вообще-то, черствеет. Малые, приближенные к потребителю пекарни-булочные в этом смысле имеют некие шансы. Для нас-потребителей это единственная (гипотетическая пока) возможность ежедневно иметь на столе недорогой, качественный и свежий хлеб.

6. В принципе за какие-нибудь 400-500 тыр вполне реально организовать мини-пекарню на сорока квадратах — в зоне шаговой доступности, на первом этаже. И это даже будет окупаться. Еще живы каким-то образом российские производители оборудования, которые продают его в два-три раза дешевле, чем «италия, сделанная в китае». Но пойти на такой подвиг желающих находится исчезающе мало.

Почему мне все это было так интересно? Услышав от начальников очередную порцию заклинаний про поддержку малого бизнеса, я решил провести собственное мини-расследование на эту тему. Этот разговор — в его первых результатах. Я пока не полез в то, где и так все топчутся — налоги, стоимость кредита, административные барьеры, сертификация, лицензирование и прочий потребнадзор. Я решил тупо изучить состояние наиболее массовых в мировой практике машинок «малого бизнеса», соразмерных людям. Без утюгов с вертикальным взлетом и прочих наноинноваций. Все то, чем могли бы заниматься миллионы, а пользоваться — десятки миллионов. Но при этом производящее, а не только продающее. Ну и хлеб логично оказался первым номером.

Короче, промежуточный вывод такой: с тз экономики, спроса, ситуации на рынке — есть оно, место у небольшой пекарни-булочной в первых этажах спальных многоэтажек. И она там нужна, уместна, потому что хлеб у нас на нынешнем рынке сейчас есть двух видов: 1) дорогой и не очень качественный, 2) дешевый и очень некачественный.

Но ее там нет. По целому комплексу внерыночных причин, большинство из которых товарищи начальники даже не пытаются трогать. Ну и в ближайшие годы не будет.

Чуть было не сказал «пока власть не сменится». Не в этом дело, разумеется. И уж точно смена смене рознь.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма