Новое

Партия власти: медиакратия

Ещё одна заметка к серии про партию власти.

Главный урок, извлечённый из двух кампаний, которые довелось видеть очень вблизи — ГД-1999 и ГД-2003, состоит в том, что партийную систему и партийный принцип организации политики убивает в первую очередь медиакратия. Казалось бы, лёгкий путь — не строить большую и дорогую сеть первичных отделений на земле, а вместо этого напрямую обращаться к миллионам посредством эфирных медиа. Но в нём заложен и огромный риск. Кнопки, равно как и биллборды — они всегда чьи-то.

В девяностые всё было устроено так: на госТВ царили «демократы», бюрократы и клоуны (Жириновский), а КПРФ была единственной, у кого была мощная первичка на земле, в основном опирающаяся на сеть советов ветеранов войны — той еще, Великой Отечественной. Именно поэтому она, делая кампании «от двери к двери», всегда набирала, даже будучи в полной инфоблокаде и под потоком критики.

Когда «демократы» после дела Юкоса поссорились с бюрократами, им просто отрубили эфир. А поскольку первичка у них практически отсутствовала, они были партией федеральных телеперсонажей — Немцов, Хакамада, Явлинский и т.д. — их 8 и 6, взятые в 1999-м, превратились в 1 и 1, взятые в 2003-м.

С тех пор коммунисты свою первичку во многом растеряли. И не только потому, что ветераны поумирали. Первичку держать в активном состоянии дорого, сложно и рисково. Жизнь заставила оптимизировать издержки и делать как все. Поэтому они с тех пор стали намного больше похожи на остальные партии-«головастики», представляющие из себя франшизную модель, когда те или иные региональные ФПГ покупают в центре право представлять в регионе федеральную партию и за счёт этого накачивают свою «субъектность» у себя в регионе.

С другой стороны, первичку в свои лучшие годы много и активно строила «Единая Россия», но с 2016-го стала в этом отношении деградировать и она. Решение Турчака трехлетней давности начать платить зарплату секретарям первичных организаций — одна из судорожных попыток затормозить этот процесс. Сегодня первичка у Едра всё ещё какая-то есть, но неоднородная, слабая и бюрократически-выродившаяся куда более, чем даже пять лет назад. Иконостас медиазвезд первой пятерки ЕР в нынешнюю кампанию — один из маркеров ее постепенного скатывания в такие же «головастики» — пока еще нет, но тренд налицо.

Ещё раз. Политика и выборы, делаемые через медиа, попросту в разы дешевле и организационно проще. Но при этом для медиа-партии, в отличие от массовой партии, критически важным становится вопрос — кто контролирует «рубильник».

У «Единой России» с этим проблем многие годы не было совсем — медиа-рубильник кого надо рубильник. Но развитие технологий внесло свои коррективы. Если четырнадцать или даже десять лет назад телеаудитория кратно превышала аудиторию интернет-медиа, то сейчас она сильно сократилась, а интернет-медиааудитория, наоборот, кратно выросла. А в интернете у Кремля с рубильником всё плохо, там рубильник совсем в другом месте. И стоит ли удивляться тому, что появились и растут по влиянию те, кого контролеры кнопок, движимые инстинктом самозащиты, клеймят «иноагентами» — медиаполитики второго рубильника?

В логике медиаполитики по состоянию на 2021 год расклад очень простой. Есть медиаканалы, по-прежнему контролируемые Кремлём, и их массовые аудитории. Есть медиаканалы, контролируемые цукербринами — и их массовые аудитории. Соответственно, любой крупный политический проект, если он растет по модели медиаполитики, должен выбирать для себя — либо лизать пахнущий ваксой имперский сапог, либо целовать гнойные бородавки Мировой Жабы. Третий путь, вне медиаполитики — растить собственный массовый актив на земле, но это долго… сложно… _очень_ дорого…

Но глобально — это единственный способ не быть мурзилкой.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма