Новое

Несказанное

Сейчас проходит форум политтехнологов, на котором цех подводит итоги года больших выборов. Вчера уже были выступления Костина (ЕР), Гусева (СР), Казанкова (нашевсё) и Обухова (КПРФ), официальный телеграм-канал форума публиковал их краткое саммари. Вставлю и я свои пять копеек.

Объявленная интрига

На самом старте кампании, за девять месяцев до дня голосования, примерно в январе сего года, объявили, как у нас водится, в формате сливов и утечек от источников, близких к источникам, её итоговый результат. Он должен был стать таким: тушкой, чучелом, но ЕР должна сохранить конституционное большинство. А что там будет в неконституционном меньшинстве, кураторам примерно наплевать; но нельзя слишком много отдать коммунистам, а то возомнят.

Среда отреагировала предсказуемо: раз КПРФ назначили любимой женой главным официальным врагом, значит, они и будут второй партией, как бы там ни пыжились двое оставшихся представителей «большой думской четвёрки». Благо у ЛДПР проблемы после сдачи Фургала — резкое падение рейтингов в традиционно опорном для них дальневосточном регионе. А у СР сплошной геморрой в виде подсаженного к ним «троянского козла» Прилепина, от которого их традиционный электорат в значительной части — особенно, скажем, в либеральном Питере — шарахался как чорт от ладана. Слабенькая интрига ещё была в том, хватит ли в этом обозе места для пятого — как жизнь показала, таки хватило, пусть и на тоненького.

Сразу после того, как сливы об установках «дирекции единого заказчика» оросили наши глаза и уши, возникло некое робкое подобие дискуссии — всё понятно, шеф, а, собственно, нахренá? Я сам тогда сходил на одно мероприятие Михаила Виноградова, где это «нахренá?» было упаковано в целый доклад про «план «Крепость»» и альтернативный ей «свежий ветер». Но основная мысль была простая: зачем делать большинство конституционным — неужели опять собрались её переписывать; ведь Главная Поправка-то уже принята?

Контекст вопроса состоял в том, что решать задачу в этот раз приходилось с довольно-таки низкого старта. В январе 2016-го, в аналогичной временной дистанции от ЕДГ, рейтинг «Единой России» составлял 42%; в январе 2021-го он болтался около 29%. Понятно, что когда стоит задача, на рейтинги по большому счёту плевать, как и на самó голосование, но оставался вопрос — зачем, или почему, её именно так поставили. Что касается управляемости Думы — любой закон, кроме Основного, можно принять и простым большинством; а больше разношёрстной оппозиции в Думе — в конечном счёте для системы только в плюс, потому что тем самым её меньше «на улице». Ну и вообще, воздуха больше в системе, меньше нудежа про очередное окончание всех и всяческих свобод.

А превращать 29% социологии в 75% парламента — это всё-таки даже в условиях досрочного-трехдневного-выездного-цифрового таки упороться. Но вот решили упороться. Собственно, большинство из тех, кто собрался на помянутом форуме, как раз и рассказывают друг другу, как именно они упарывались — ибо, как тонко заметил Казанков, «электоральная машина у нас в стране всего одна».

Зачем? Моя рабочая версия ответа: «нужно» было не столько Путину, сколько самим директорам дирекции. Кириенко — чтобы показать, что он не только не хуже, а даже и лучше Володина. Турчаку — чтобы показать, что он не только не хуже, а даже и лучше Неверова. Погоновожатым — чтобы показать, что они стойко-престойко бдят и никакой враг опять снова не прошёл. Ну и уже в ходе непосредственно решения задачи круг интересантов с личной мотивацией расширили за счёт «паровозов» — поставив под ружьё губернаторов и отправив их возглавлять региональные списки. И объяснив, что это не голосование за партию — это плебисцит по доверию лично тебе, технократ ты наш; проебёшься — пришлём другого, у нас вас таких жопой жуй целый кадровый резерв из молодых и энергичных.

С таким-то раскладом и вошли в весну.

Иконостас

У «базового сценария», тем не менее, лежал на дороге камень, который, казалось, было не объехать, не обойти. У камня были имя и фамилия: Дмитрий Анатольевич Медведев. Всё-ещё-председатель «Единой России» отчётливо демонстрировал намерение повести свою партию к очередной блистательной победе; да и по логике вещей — кто, если не он? Но такая конфигурация порождала сразу две проблемы: во-первых, его личный высокий антирейтинг, а во-вторых, его неудержимая склонность отливать что-нибудь в граните в самый неподходящий момент; по числу мемов всенародного значения он занимает твёрдое второе место после В.С.Черномырдина, но у того они были хоть безобидные, а Димон запросто может ляпнуть что-нибудь весом сразу процентов в минус пять электорального рейтинга, и поди его удержи.

И это было полбеды. На лидерство в списке был ещё один амбициозный претендент — его непосредственный преемник на посту премьера. Мишустина в СМИ с самого начала было аномально много, и в основном в обрамлении патоки и сахарного сиропа; и целый Леонид Левин не покладая рук трудится над тем, чтобы так и оставалось. Оно и понятно: Мишустину зябко быть техническим премьером, а забрать в качестве приложения к премьерству ещё и родную партию — вполне логичный способ перейти в полноценные. И когда это делать, как не на выборах? Да и выигрывать их тогда было бы много легче — просто объявить всю деятельность правительства и все бюджетные траты текущего года очередной победой «Единой России» на сияющем пути неуклонного повышения благосостояния населения. Но у этой конфигурации тоже были влиятельные противники; да и разговоры бы пошли — не иначе, в преемники метит, а это низя-низя.

А государь, судя по всему, в очередной раз тащить роль «суперпаровоза» категорически не хотел — и правильно, кстати, делал. Он и так год назад вытащил собой референдум по Конституции — а в таком деле частить категорически нельзя, ещё 24-й впереди, каким бы он ни был. В результате «дирекция» нашла весьма изящное, даже в своём роде креативное решение — составить головную часть списка из таких персонажей, каждый из которых был бы неотъемлемой частью образа Первого Лица, то есть по факту всё равно сделать лидером списка его самого, но как бы косвенно.

По итогу получился «деисусный чин» православного иконостаса — но только с абстрактным мишкой на месте известно какой центральной надвратной иконы. Шойгу в роли Михаила Архангела, Лавров — Гавриила, Проценко — Пантелеймона Целителя, Шмелева — Елены Равноапостольной; ну и попадья в своей понятной гендерной роли: «скоропослушница». «Симъ победиши». Сами образоносцы вполне понимали свою функцию отражений чужого сияния — и никаких проблем ни технологам, ни политменеджерам не доставили; разве что Шойгу повеселил всех историей про сибирские города, но это можно списать на маету от безделья его штатного идеолога Андрея Ильницкого и вечную склонность оного что-нибудь эдакое залубенить. За что мы его и любим: когда-то прорву лет назад именно благодаря этому своему качеству Ильницкий, в то время гендир Вагриуса, рискнул пустить в печать первые книги молодого и очень сомнительного писателя Пелевина. Тесен мир.

Враги

Силы тьмы у нас, как известно, подразделяются на шесть колонн.

Первая — это прямые супостаты, которые либо сидят где положено, либо клевещут из замирья; в том числе самый главный — в роли кощея в подвале у царя Макара.

Вторая — это всякие им сочувствующие, коим уже налепили на лоб, что они «выполняют функцию агента», но гуляют пока, ироды, среди нас и клевещут прямо тут. И еще на всякие митинги ходят, когда вокруг пандемия и ужас-ужас.

Третья — это разный криминал и прочие нехорошие люди, которые хотят пробраться во власть, а сами уже и до этого всё у народа украли, просто у служб до них пока руки не дошли.

Четвёртая — это так называемые «популисты»: любители пообещать доверчивым гражданам много всего и сразу, и за счёт этого отнять у государя кусок народной любви, коя положена только ему вся целиком.

Пятая — это такие гады, которые кормятся в Дирекции Единого Заказчика, но даже на эти святые народные деньги всё равно периодически исподтишка клевещут.

И, наконец, шестая, самая опасная — это серьезные люди прямо внутри самой Системы, которые не до конца прониклись тем фактом, что Враг У Ворот. Размякли в неге своих яхт и особняков, и считают, что-де свободы у нас маловато, надо бы поболее. Да кто спорит, может, оно бы и надо, но ведь враг же у ворот! А они не догоняют, хоть и умные.

Вот, собственно, эту шестиголовую гадину и надо было героически победить. Да ещё и в условиях ограниченного бюджета (а это, как вы понимаете, примерно любой — в сравнении с поистине безграничным масштабом задачи). Но при этом победить как-то так, чтобы Константин Николаевич Костин мог потом со своим неподражаемым смайлом рассказывать на форуме, что конкуренция была — честной, борьба — равной, а просто «Единая Россия» оказалась намного содержательнее, креативнее и технологичнее всех своих конкурентов. А из двухсот с лишним лбов в зале, которые это библейское откровение слушали, и при этом каждый второй оную идейно-креативную победу в каком-нибудь Мухосранске лично ковал, ни один не изобразил неправильного движения лицевых мышц. Кажется, во времена моей юности такая игра называлась «каменные лица».

Сюжет

А про сюжет я позже напишу. Пойду-ка чаю выпью.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма