Новое

20 лет ЕР: минимемуар

Ну и раз уж бонзы празднуют 20-летие «Единой России», один мини-мемуар. 

Весна 2006-го. Я работаю в ФЭПе у Павловского. Он вызывает меня к себе, у него в кабинете Володин (тогда — секретарь генсовета ЕР) и Костин (тогда — замглавы ЦИК ЕР). Речь шла о консультировании партийного руководства, в частности, помощи в подготовке к публичным выступлениям; Павловскому самому заниматься этим было лень, и он отрядил на это меня — уже на тот момент автора разрекламированной книжки о Путине и, можно сказать, юное дарование. Володин молчал; говорил в основном Костин, примерно описывая мне круг задач. 

Я запомнил из этой встречи два момента. Один — когда Костин, залихватски подмигнув Володину, сказал ему: «ну я же у тебя, типа, работаю» — и Володин, не меняясь в фирменном выражении лица «ацтекская маска», всё-таки чуть поджал губы. Ему было неприятно это «типа». Хотя понятно, что имелось в виду: Костин, отвечавший за пиар партии, был на прямом ручном управлении у Суркова, и все эти Грызловы-Володины-Воробьёвы для него проходили по графе «ну тоже начальство». 

И второй — что называется, в продолжение первого. Фраза, которая прозвучала уже под конец: «люди, у которых ранимое самолюбие, в нашей партии не выживают». Самое смешное, я даже не могу сейчас вспомнить, кто её произнёс тогда из этих двоих; но она сама по себе мне буквально врезалась тогда в память. Потому что многажды потом я видел ей практическое подтверждение — как людей, считавших себя очень крутыми, демонстративно возили носом по столу — в частности, в той же АП; и они терпели, потому что служба ведь. Ну а с теми, кто не терпел, прощались быстро и неласково. 

Понятно, что компенсаторика их всех штырила так или иначе. Это было видно. Кстати, после ухода Суркова климат в этом отношении стал намного мягче — я бы даже сказал, расслабленнее. Из нынешних разве что Турчак в какой-то степени воспроизводит усвоенные им тогда же, в дни своей трудной МГЕРовской юности, шаблоны «управленческой модели», но он и близко не Сурков, чтобы производить этим такой же эффект. 

А вот Костин не меняется. По-прежнему улыбается во весь рот и с уверенным видом несёт херню, в том числе и в ставших на диво частыми публичных выступлениях. Люблю его за это, он, в общем, человек простой и весёлый. Собственно, если кто и воплощает дух подлинного христианского смирения в аппаратных реалиях «Единой России», так это Константин Николаевич, уважаемый.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма