Новое

Про Штаты и штампы

У Симоньян длинный-предлинный мемуар про ее школьный год в Америке. Про то, как она пыталась дружить с изгоем класса, но боялась, а перед отъездом не боялась. Там в конце есть момент, когда этот самый бедолага-изгой предлагает ей фиктивно выйти за него замуж, чтобы остаться в Америке, а она огорошивает его недоуменным вопросом: а с чего ты взял, что я хочу здесь остаться? И дальше описывает ужас непонимания на его лице: как же так, ведь все хотят остаться!

Сразу вспомнилось. В 99-м я, в то время функционер СПС, ездил в Штаты стажироваться по программе «местное самоуправление». Стажировка проходила в Лос-Анджелесе и окрестностях. А в Сан-Франциско жила старинная подруга нашей семьи, вышедшая туда замуж за потомка русских эмигрантов первой ещё волны. 

И вот за три дня до конца программы, когда уже никаких важных мероприятий не оставалось, я, договорившись с кураторами программы на месте, беру билет на самолёт и улетаю в СФ — к ним в гости. Кураторам оставил телефон тех, к кому еду, и время, на которое взял обратный билет. 

Приезжаю — звонок: вам аннулировали визу. Почему? — спрашиваю. Они: мы связались с руководством программы в Вашингтоне, и они решили, что есть риск, что вы захотите остаться в стране нелегально. 

Тут я весь свой невеликий запас нецензурных английских слов по поводу этой светлой идеи им в трубку и выложил, сообщив, где именно я их видал и на чем вертел, и как хочу домой. По ту сторону трубки было звенящее непонимание и недоверие. 

Назад летел с аннулированной визой — слава Богу, выпустили хотя бы без проблем. Но с запретом на въезд на чорт знает сколько лет. 

Но, блин, до сих пор помню их подозрительные выражения лиц при отлете. Противное, доложу вам, зрелище.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма