Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Где скрывался «царизм»

Где скрывался «царизм»

Ну и про армию — в связи с завтрашним праздником. Напомню, спасибо за него Льву Давидовичу надо говорить.

Думаю, что противостояние Троцкого и Сталина сыграло важную роль в достаточно быстром возвращении в Красную, а потом и Советскую Армию множества элементов «дореволюционной» преемственности. Хотя «троцкизм» и громили всю вторую половину 20-х и все 30-е, невозможно было полностью избавиться от последствий того факта, что создателем и ключевым организатором РККА был все-таки именно Троцкий. Во всем, начиная от символики — это он ввёл пятиконечную звезду, поначалу именно в качестве армейского символа — и заканчивая системой «командир-комиссар» (из-за «военспецов»). Даже сам декрет «Социалистическое отечество в опасности», годовщину публикации которого мы завтра и отмечаем, тоже его пера.

Соответственно, работала подспудная механика: чем больше в армии «дореволюционного», тем меньше в ней «троцкистского». В конечном счете именно эта логика привела к возврату офицерских званий и погон. Отсюда и относительно свободное просачивание сквозь сито идеологической цензуры всей этой досоветской героики — войны Петра, Суворов и Кутузов, Нахимов и Корнилов и т.д.

Но вот ведь какая штука. Если у коммунистического государства армия — это не первая армия первого государства рабочих и крестьян, а армия-наследница русских имперских побед — Полтавы-Плевны — то какое оно, это государство, имеет право считаться коммунистическим и что-то там заикаться про мировую революцию и освобождение трудящихся? Это просто все та же добрая-старая Россия-матушка, что в итоге и оформилось уже в политическую реальность к концу столетия.

В этом смысле, я хочу сказать, дебольшевизация России началась именно с армии. Корни 1991-го растут из 1924-го, из разгрома ПУРа РВС. Я здесь безоценочен — тут кому как; но сам процесс того, как именно «тысячелетняя Россия» таки съела (еще даже не доела, доедает) «коммунистическую революцию», важно понимать в деталях.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма