Новое

Кубинцы и овцы

Вчера на презентации книжки стихов Давыдова вспоминали по случаю известный текст Галича — «Израильская военщина…///и я, как мать и как женщина…» А я еще припомнил в том же ряду у Высоцкого — «письмо рабочих тамбовского завода китайским руководителям» — «мы пишем вам с тамбовского завода, любители опасных авантюр». И еще одну быль, рассказанную мне в ауле Усть-Джегута в Карачаево-Черкесии. Про шестидесятые.

Как-то, году примерно в 1961-м, собрали по партийной линии в Джегуте в клубе актив, и велели сдавать деньги «на помощь братскому кубинскому народу». А там неподалёку есть соседний аул, называется Кубина. И вот встаёт на собрании один из жителей Джегуты и говорит: а я не буду на кубинцев деньги сдавать — они у нас овец воруют. И большинство бурно его поддержало — обьяснить, что это не те кубинцы, молодой инструктор ставропольского крайкома партии М.С.Горбачёв так и не смог.

Это я вот к чему. И Галич, и Высоцкий с удовольствием и смаком выстебывали попытки партийного начальства сорганизовать и сподвигнуть «простой советский народ» на участие в общественной движухе вокруг каких-то тогдашних актуальных тем международной политики. Собственно, начали даже не они, а Булгаков в «Собачьем сердце», в известной сцене, когда профессору Преображенскому предложили сделать взнос в пользу голодающих детей Германии. А простой советский народ — и даже непростой и несоветский, как показано у Булгакова — в целом плевать хотел на то, где там кто голодает и какая военщина кому там угрожает. Эта же тема много звучала и сейчас — по поводу, например, Сирии и даже Крыма с Украиной — известная шутка про то, можно ли еще и Вологодскую область к России присоединить. Короче, наш глубинный, многонациональный и в особенности государствообразующий всегда относился к этому как к какой-то нудной, бесполезной и бессмысленной повинности, и разными вербальными и невербальными способами давал понять, что жизни он учить никого во внешнем мире не нанимался, и помогать никому тоже, и пусть начальство от него с этой хренотенью уже отвяжется.

Американский глубинный народ, в целом, регулярно высказывал аналогичное фе своему начальству по таким же поводам. Начиная от «мейк лав, нот вор» в те же шестидесятые, и дальше — от Саманты Смит до Дональда Трампа. Но у американцев против такого массового абсентеизма своих трудящихся нашлась интересная «гуманитарная технология». Суть ее в том, что в вузах с какого-то момента стали плодиться в количестве специализации типа liberal arts и cultural studies, штампующие огромное количество профессиональных бездельников-гуманитариев, единственной карьерной траекторией для которых логичным образом становился общественный активизм. И прямо там их подхватывали активистские движения — за расовое равноправие, за права геев, за экологию, за тот же самый пацифизм, за это и за то. А профессиональный активист-грантоед это существо такое: он очень гибко — иначе не выжить — умеет корректировать вектор своей публичной активности таким образом, чтобы он максимально коррелировал с основными темами грантодателей. И так же профессионально отращивает способность громко шельмовать, к примеру, «нарушения прав человека в Ираке» и в то же время совершенно не замечать их в Саудовской Аравии. Это называется agenda setting.

У нас же, в силу традиционного презрения управленческой верхушки к гуманитарным профессиям как таковым, и столь же традиционного перекоса акцентов в сторону естественнонаучных специализаций в высшем образовании, социотип «профессионального активиста» никогда массово не штамповался — все это проходило по разделу «тунеядство», и в данной оценке народ и партия были всегда едины. В этом есть свои плюсы, конечно. Но имея такое общество, с таким ценностным набором и паттернами, глупо лезть во всемирную борьбу за что бы то ни было. Надо сидеть на завалинке, говорить во всех случаях «моя хата с краю» и не отсвечивать.

И если, к примеру, из заокеанского обкома приходит разнарядка учредить везде гейство и трансгендерство, молча и не чирикая отрядить у себя закрытым указом какое-то количество ответственных сотрудников (например, пойманных на коррупции) в штатные геи и трансгендеры, провести парады сколько положено, легализовать думским большинством однополые браки и отчитаться старшим товарищам об исполнении. А если вышла разнарядка учредить везде новую этику — собрать опять же нужное количество партхозактива и заклеймить сколько положено расистов, шовинистов, цисгендерных хуемразей и хейт-спикеров. Уволить с работы, впаять выговор по партийной линии, повесить портреты на доску позора и отчитаться старшим товарищам об исполнении. И не выделываться.

Потому что начнёшь выделываться, что-то там верещать про «традиционные ценности» и т.п. — ладно там заморские глобалисты тебя в ось зла запишут, это еще полбеды. Собственный народ-богоносец не поймёт. Неясно будет ему, зачем кубинцам помогать, если они у нас овец воруют.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма