Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Мерцающая гениальность

Мерцающая гениальность

Небольшое рассуждение о гениальности.

Не отпускает меня тема «Слабых людей», поднятая Павловским в одноименной книжке. Вот Andrey Pertsev тоже явно ее имел в виду, когда написал свою последнюю колонку о Медведеве на Репаблике. Что это значит — «слабый человек»?

Вспоминая историю своей жизни, я вижу в ней моменты, когда был на высоте — и моменты, когда проваливался. Моменты, когда вёл себя очень смело и которыми горжусь — и моменты, когда вёл себя трусливо и мне за них стыдно. Моменты, когда был на пике интеллектуальной формы — и моменты, когда вообще разваливался и мямлил в ответственной ситуации. Даже в каких-то отдельных аспектах: например, на пике формы я был способен выиграть клубный турнир в Го в 2014-м, и выиграл его, играя примерно в силу 1 любительского дана, а сейчас дай Бог 5-6 кю вытяну. Или с языками: на пике погружения в испанский я справлялся даже с текстом «Сто лет одиночества» Маркеса, а сейчас, пожалуй, даже и испанский перевод «Поттера» мне будет читать непросто. То же можно сказать и про программирование, стрельбу, верховую езду… да чем я только в разные годы не занимался.

Это все тема ресурсных состояний, понятно, но у нее есть один интересный аспект. Недавно наткнулся на описание чемпионского матча Карпов-Корчной в Багио и той огромной роли, которую в нем играли факторы, не имеющие вообще прямого отношения к игре, но имеющие отношение к «ресурсному состоянию» чемпиона и претендента соответственно. Известная шуточная дилогия Высоцкого в какой-то степени отражает этот перекос — его лирический герой там занимается в ходе подготовки к матчу чем угодно, только не шахматами. Но за шутками юмора там скрывается важная проблема антропологического, если угодно, свойства. Я бы назвал ее «проблемой пика формы».

Имеется в виду, что в ответственной ситуации человек обычно бывает способен на большее, чем в повседневной жизни. Но если от него этого сверхнапряжения сил требовать долго, приходит даже не «выгорание», а целый набор проблем, связанный именно с длительным перерасходом энергии. Все то же самое, что рывки и забеги на длинную дистанцию. Причём это касается не только тех моментов, когда от тебя требуется сверхотдача по способностям — например, в тех же шахматах; но и тех, когда от тебя регулярно требуется сверх-мужество, сверх-воля, сверх-внимательность, сверх-концентрация. В поездках на длинные расстояния за рулем именно поэтому рекомендуется делать перерывы — после нескольких часов езды внимание так или иначе неизбежно падает, а скорость реакций замедляется.

То же и в творчестве. В моментах максимального «потокового» (по Чиксентмихайи) состояния человек способен выдать шедевр, но вдолгую он так или иначе начнёт лажать, халтурить и фальшивить; и именно поэтому как раз для творческих людей крайне важно чередовать периоды активности и периоды восстановления сил, условного «ничегонеделания». Безделье — оборотная сторона деятельности, причем одно без другого невозможно, и, мало того, этот баланс очень важно удерживать.

Короче, очень часто вопрос не в том, сильный человек «вообще» или «слабый». А в том, в какой фазе он в данный момент находится. На что он способен не в принципе, а конкретно здесь и сейчас. И, видимо, это какое-то высокое искусство — уметь подходить именно к «ответственным» периодам в состоянии максимально деятельном, а периоды релакса совмещать с ситуациями, когда от тебя ничего особо не требуется.

Я вот не владею.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма