Про прямую линию

В годовом календарном цикле у президента есть три выстрела «главным калибром»: это послание федеральному собранию, большая пресс-конференция и прямая линия. Первое — послание бюрократии, второе — тусовке и третье — «простым гражданам» (что бы это ни значило); так в замысле.

В жизни большая пресс-конф это, по сути, такая же прямая линия, где главные события — это не ответы журналистам ведущих российских и мировых СМИ, а «вятский квас», «приусадебное хозяйство» и прочее «я беременна». Послание в этом году тоже было не столько к федеральному собранию (ему-то давно уже можно ничего не посылать, просто сказать как надо и оно возьмёт под козырёк), сколько «к одинокой матери» — то есть опять же к народу. Ну а сегодня, скорее всего, вообще будет сеанс коллективной психотерапии — вакцинация, пенсии, пособия, поломавшийся водопровод у живущей in the middle of nowhere пенсионерки Марии Петровны и прочее «мы тут с мужиками в Пыжме интересуемся — как вы с Байденом-то пообщались?»

Глядя на это всё, я думаю про безжалостный бег времени. Я ведь ещё помню самую первую прямую линию Путина, и каким она тогда казалась новым словом в общении людей с властью. А сейчас это такой винтаж, один из множества артефактов всё ещё актуальной, но уже неостановимо уходящей эпохи телевидениекратии… как и живые иконы Шойгу с Лавровым в топе списков ЕР. И вот эта трогательная суета губернаторов, чтоб из их регионов вопросы задавал не абы какой народ, а какой надо народ, чтоб они не выглядели немолодцами перед Начальником.

«Музыка уже кончилась, а они ещё танцуют» — вот что подсказывает мне подсознание. Но если б смена эпох это было так просто…

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма