Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Про статью Путина
текст был (предсказуемо )) удалён фейсбучной цензурой

Про статью Путина

на сайте версия без многоточий, тк бдительных цензоров они всё равно не обманули )).

Размышляю над opus magnum государя про небратьев. Пока несколько блокнотных заметок.

1. Со времён даже не ЖЖ, а едва ли не Фидо сформировался и устоялся такой почтенный и канонiчный жанр сетевой коммуникации, как хохлосрач. Многие из заслуженных и уважаемых аффтаров в разные годы воздали ему, плодя рулоны глубокомысленных рассуждений на тему того, кто и в каком году чьё сало съел. Одним из наиболее монументальных образчиков его стала стихотворная ода Бродского; я иногда ещё под настроение читаю украиноязычный и в стихах же ответ на него акадэмика Павло Кыслого. Теперь и в ЖЖ Путина на сайте кремлин.ру, чо.

2. Почему набор аргументов, приводимый в статье, не срабатывает на небратьев? За долгие годы практики — о, а я отдал этому жанру тоже немало времени и сил, знаю о чём говорю — сформировалось ряд наблюдений за коммуникативным поведением «той стороны». Да, они во многом как мы — но тем важнее видеть, в чём они точно НЕ как мы. И как раз культура публичного спора — одна из таких сфер. Я не буду вслед за нацлидером ударяться здесь в культурологические и антропологические штудии этого различия, просто зафиксирую факт. Они — прирождённые пропагандисты, манипуляторы и психотехники, много более заточенные на риторический батл, чем мы; мы ведём споры, подразумевая теоретическую возможность переубедить — они же существуют исключительно в парадигме «переспорить». Позиции предзаданы, они не изменятся («за то и плочено», но дело не в этом); дальше вопрос поиска аргументов и контраргументов, направленных главным образом на третью сторону — зрителя. Отсюда различие в подходе: мы, даже споря друг с другом, всегда пытаемся вывести свою позицию из того, в чём оба спорящих согласны — для них же, как правило, важно убедительно показать, что спорящие не согласны ни в чём, они из разных миров. И это верно даже в отношении тех украинокультурных, кто осознанно выбрал нашу сторону — тут яркий пример это статьи Ростислава Ищенко на РИА.

3. Для меня дикая загадка была, почему Первый канал и другие кнопки всё время без перерыва обсуждают Украину, словно нет других точек на карте или собственных важных тем внутри отечества. Борцы с режымом всю дорогу убеждали меня, что это кремлёвский агитпроп так отвлекает население от внутрянки, это типа политика. Но сами первоканальские в частных разговорах говорят ровно обратное — это не политика, это бизнес: Украина (в отличие от внутрянки) почему-то стабильно приносит рейтинг и долю. Ну то есть вот интересна она глубинному, тревожит его и цепляет. Так что, если это так, государь высказался на тему, которая и правда волнует наше молчаливое большинство куда больше, чем, скажем, выборы в Госдуму. Да и социология то же говорит.

Что называется, понимаю, но не понимаю. Я сам уже очень давно «переболел» Украиной, сформировал позицию и с тех пор вообще перестал интересоваться, «что там у них». Моя позиция такая. Мы никогда не сможем что-либо сказать «им» до тех пор, пока не разберёмся в себе. Украина — это сообщество «сбежавших из Орды», частью совсем как мы, частью совсем не как мы — это как раз вторично. И языковая политика, и евроинтеграция, и церковь — это всё про одно и то же: отгрести подальше и провести черту, чтоб никогда не возвращаться. Именно поэтому многие наши борцы с режимом эволюционируют в «украинствующих» — это это чуть ли не единственный для таких путь, зримый и понятный. И такие согласны на всё — на переписывание истории, на смену языка, на «реабилитацию нацизма», на внешнее управление, на оправдание одесской гекатомбы и донбасских добробатов, на череду явных кондомов с булавой во главе дэржави, на чорта лысого — лишь бы дальше туфлю хану не целовать, это очень понятная эмоция. И проблема тут в том, что мы им таким ничего не можем предложить вообще, кроме back to home, назад к ярлыку и ханской туфле. И не надо тут крутить пальчиком в ладошке и говорить, что «мы не такие» — мы именно Орда. И только поэтому можем до сих пор говорить «нет» мировому гегемону — то, что для украинствующих ценности вообще никакой не представляет, а для нас, ордынцев — чуть ли не главное credo. Это тоже то, в чём мы не они.

Собственно, ключевое противоречие я обозначил, а выводы оставлю пока при себе.

А так — хороший наброс, годный. Аффтар, пешы исчо.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма