Новое

Краткая Теория Мировой Жабы

Почему-то в откликах на мою мини-лекцию об устройстве политико-партийно-выборной системы в России больше всего вопросов о том, существует ли на самом деле Мировая Жаба или нет. Вынужден высказаться развёрнуто на сей щот.

Грэбер в «Долге» убедительно показывает, что ключевым элементом системы работорговли на Берегу Слоновой Кости были местные царьки, которые табунами гнали соплеменников в трюмы португальских парусников в обмен на всякие ништяки из белого мира. В общем виде, коррумпирование местных элит и взятие их в долю в «бизнесе» по ограблению их же стран — ключевой механизм всей мировой колониальной системы. Но эта механика претерпела за века известную эволюцию.

Изначально белых людей вполне устраивало, что царьки у себя полностью своевластны и творят с соплеменниками что хотят. Но царьки, подкопив жирку, рано или поздно всегда начинают борзеть и выкаблучивать; а главное — требовать увеличения своей доли. Поэтому возникла новая концепция: продвигать в колониях т.н. «демократические стандарты», в первую очередь — принцип регулярной сменяемости власти (то, ради чего все и делается). Каждый туземный бабай должен понимать, что он сидит на своём золотом унитазе временно, а если еще и будет нарушать конвенции, то это время можно и уменьшить. Это делает бабаев куда более сговорчивыми, а их мотивацию сводит к вполне приемлемому «нагрести на старость, пока сидишь».

Но бабаи тоже не совсем идиоты — они изобрели массу способов выкрутиться и сделать так, чтобы все эти завезённые белыми людьми «процедуры» и «стандарты» никак не мешали сидеть столько, сколько захочется. Способы не всегда изящные — наше местное «обнуление», к примеру, вышло довольно кринжовым по стилю, но важен, как известно, не футбол, а счёт на табло.

Поэтому колониальная система постепенно начинает двигаться в сторону модели, в которой можно обходиться вовсе без местных бабаев, или, по крайней мере, вообще никак с ними не делиться. Главное, что придаёт вдохновения — понимание, что технологии наконец-то позволили промывать туземцам мозги напрямую, управляя этим дистанционно, и бабаи не могут с этим сделать ничего или почти ничего. Более того: даже и рабов теперь не надо вывозить на плантации кораблями — они могут успешно производить прибавочный продукт для белых людей, оставаясь на своей земле в своей естественной среде обитания. И опять же, с бабаями при этом можно совсем или почти не делиться.

Собственно, происходящее у нас сейчас я понимаю как тестовый полигон по отработке технологий дистанционного производства колониальной власти новой формации из местного вестернизованного прекариата. Причём власти такой, с которой, в отличие от действующей, можно будет вообще или почти не делиться колониальной прибылью — отсюда такой значимый акцент на т.н. «борьбе с коррупцией» у всей движухи.

Соответственно, все защитные действия «режима» — ответная реакция, осуществляемая в логике защиты активов. При этом они до сих пор не понимают, чем именно так провинились перед партнерами. Но правильный ответ — ничем; просто, с точки зрения этих самых партнеров, пришла пора пересматривать структуру долей в бизнесе. И, главное, возможности позволяют. Почему кот лижет яйца? — потому, что может.

Тезис Байдена про то, что эпоха экспорта демократии закончилась — он на самом деле об этом. Наступает эпоха, в которой белым людям собственноручно заморачиваться институциональным дизайном политических систем на мировой периферии совсем необязательно. Важнее выращивать и нагуливать прослойку местных с нужным набором констант мышления, а дальше они рано или поздно сами сделают как надо. А будет то, что они сделают, внешне выглядеть как прям «демократия» или, наоборот, «халифат» — да какая разница, дикари же. Главное — следить за тем, чтобы у каждого папуаса обязательно был смартфон. Еды может не быть, а вот смартфон — положняк.

Но уж с этим Жаба как-нибудь да справится.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма