Новое

Благодать не наследуется

Пока все обсуждают одну там свадьбу (Георгия Романова), я думаю про пистолет, который Кудрин (не этот, а тот) подарил Фиделю — тот самый пистолет, из которого он, не-этот-а-тот Кудрин, застрелил Николая. И гордился этим выстрелом, между прочим, всю свою жизнь.

Я по детству тоже был монархистом — окружение, воспитание, то-сё. Но в какой-то момент — и долгий — перешёл в республиканцы. И вся эта тенденция чесать монархический инстинкт мне чем дальше, тем больше чужда и неприятна. Настолько, что я даже начинаю понимать хариджитов. И это не столько «убеждения» или какая-то рациональная политтеория, сколько чувство. Vergüenza, про то, что не умеем царя в голове, и потому ищем его во внешнем мире. То есть я признаю, что реальное большинство страны — конечно же монархисты, как бы они сами себя ни называли. Но мне туда не надо.

Слышишь, Кудрин, не-этот-а-тот! Раньше я считал тебя злодеем, которому нет прощения. А со временем, чем дальше, тем больше, начинаю понимать — пусть не тебя, но Фиделя, который принял подарок. Не надо царствующих династий. Икрима аль-Барбари, ты передавал самые сильные хадисы, ты в чём-то лучше понимал Пророка, чем все эти монархисты-от-ислама. Благодать не наследуется. А значит и власть.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма