Новое

Стамбульский инсайт

Надо было, блин, зависнуть на неск дней в Стамбуле, попутно начав читать местное всякое, чтобы допереть до очевидного по поводу переговоров Путин-Эрдоган.

Вот есть Крым. Турки говорят, что никогда не признают его российским, что он был и есть украинский и т.д.

Вот есть Идлиб. Он, того, сирийский. Но уже много лет контролируется турками. И по мере того, как Асад снова укрепляется, у него, понятное дело, растёт желание вернуть суверенитет над провинцией. И в линейной логике суверенитета возразить на это Эрдогану особо нечего: если Крым украинский (а, добавим last but not least Карабах азербайджанский), то тогда уж и Идлиб безусловно сирийский.

Но в реальной жизни для Турции сдать Асаду Идлиб — почти невозможно: гигантские репутационные потери, беженцы, куча всяких неприятностей. Для Эрдогана, как и для Путина, кстати, хуже всего — «сдавать своих»; а в ту «оппозицию», которую сейчас добивает в Идлибе Асад, турки в своё время именно вписались, конкретно и по полной.

Турецкая позиция до последнего времени состояла в том, чтобы топить за «будущее Сирии без Асада» — то есть говорить, что да, Идлиб сирийский, но это правильная Сирия, а у Асада неправильная. И Турция просто поддерживает правильную Сирию против неправильной, и в этом смысл пребывания турецкой армии в Идлибе. Но чем дальше, тем уязвимее эта позиция и тем сильнее она расходится с реальностью. Поэтому в сегодняшней риторике на переднем плане в основном аргументы про беженцев, гуманитарную катастрофу и прочие риски, а не вот это политическое «Асад должен уйти».

Собственно, потому у Эрдогана и была такая мрачная физиономия в Сочи. «Россия выкрутила руки». Кстати, Крым признавать тоже ему нельзя категорически — опять же по модели «сдавать своих» (в данном случае — политических лидеров крымских татар, имея в виду особенно крымскотатарскую диаспору в самой Турции). Да и безотносительно татар: стратегически, вдолгую, для Турции очень важно, чтобы никакого российского Черноморского флота в Крыму не было; это, так сказать, «сценарий мечты». Но и из Идлиба нельзя уходить.

А вот Путину, странным образом, тоже особо нечего извлечь полезного из проблем уважаемого соседа. Есть кое-что, конечно, но…

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма