Новое

Чипирование и фокусировка

Таки чипировался Спутником, ибо в некоторых регионах, куда приходится ездить, уже и в гостиницы без заветного тугамента-куаркода не заселяют. Поскольку никакой позиции ни за, ни против вакцинации не имею, это оказалось в итоге решающим аргументом, пересилившим даже саму лень-матушку.

В итоге третий день штырит — прям валяюсь и изображаю раненого. Поскольку я не помню вообще, когда и чем последний раз болел, состояние весьма непривычное и новое во многих смыслах. Ну и от такого вынужденного безделья тянет на всякие размышления.

Например, поднял всякие свои рабочие архивы за многие годы и понял, что потратил кучу жизни на освоение разных знаний, которые мне вообще никогда в жизни не пригождались и вряд ли пригодятся. В юные годы в этом нет ничего зазорного, ибо у тебя впереди вечность; а в середине пятого десятка начинаешь думать — вот нахрена оно было? Все это самообучение ради самообучения. Из всего однозначная польза — только языки: английский, испанский, а недавно тут вот еще и турецкий пригодился. Но, скажем, тот же китайский как лежал мертвым грузом, так пока и лежит; и с арабским та же фигня. А вот все остальное — ну в лучшем случае «способность поддержать разговор» на какую-то тему, тоже не особо ценная, учитывая, что и разговаривать-то особо ни с кем неохота.

Под этим углом зрения проревизовал свой ридлист. Обнаружил, в частности, в Киндле целую подборку англоязычных книг с разными концепциями современного университета, и всяких актуальных дискуссий о путях развития высшего образования. Когда-то, лет много назад, прямо погрузился в эту тему, не в последнюю очередь с подачи Сергея Зуева, здоровья ему и терпения нынче. А теперь вот сижу и думаю: вот зачем я тогда туда вообще полез? Вряд ли мне когда-либо доведётся строить университеты, да и по типу отношения к образованию я скорее патологический самоучка-одиночка, с подозрением и недоверием относящийся и к академической, и к вузовской среде. Да, я преподаю иногда, «когда больше заняться нечем» — но это всегда нечто разовое и эпизодическое; последний полноценный авторский курс лекций, соответствующий требованиям, предъявляемым к курсам лекций, ваял в 2013, кажется, году, и с тех пор этим не баловался. Даже диссер и то защитил случайно, в результате полугода вынужденного безделья, 17 лет назад.

Но, например, самая грандиозная подборка книг у меня образовалась по истории, теории и философии денег. Под сотню названий, в общей сложности. Начиная от Зиммеля и Кейнса и заканчивая всякими этнографическими штудиями о том, чем расплачивались друг с другом разные нецивилизованные народы. Это моя любимая тема, к которой я возвращаюсь все время, с лагом раз в несколько лет, и уже своего на эту тему написал на полкниги; но вряд ли когда-либо буду публиковать. Чистый досуг и развлечение.

Или та же теория стратегии. Тоже полка под сотню книг. И военных, и гражданских, и игровых, и любых разных. Эту линию я как-то поддерживаю в рамках Клубов мышления — но в последнее время там тоже скорее в режиме standby, ибо в основном приходилось заниматься стратегией в куда более прикладном, скажем так, аспекте. Но вот сейчас сказать — продвинулся ли я как-то в теме за последние два года выборных рудников? — ой, не факт. Скорее, эксплуатировал «наработки предыдущих лет». И то хлеб; но, как учит нас Школа, «неотрефлексированный опыт не является опытом».

Короче, лозунгом на среднесрочную перспективу будет все-таки специализация. Отсеять лишнее, сосредоточиться на главном. И это всегда довольно болезненная процедура — как же, столько всего вложено, все взять и забыть? А что делать — мир не желает с тобой общаться иначе как через ответ на вопрос «про что ты вообще по жизни». Значит, придётся фокусироваться.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма