Новое

Конституция из одной фразы

Немного отвлекусь от своего перестроечного сериала. Про Конституцию.

Три года назад я взялся готовить свою дочь к ЕГЭ по обществознанию. Сразу начали с «основ конституционного строя РФ». Как раз тогда отмечали 25-летие Конституции, и было много рассуждений по теме. Дочери в какой-то степени повезло: «репетитор» мог не только рассказать про ту или иную деталь конституционной архитектуры, но и про то, какие по её поводу были споры, кто и какую позицию отстаивал, и почему в итоге в документе именно так, а не иначе.

Хотя, скажем, простой наивный вопрос «а почему у нас двухпалатный парламент?» поставил меня в тупик. Ну, то есть, официальный ответ про «палату регионов» годится разве что для школьного экзамена; если копать глубже, то у нас и Дума по жизни как минимум наполовину (в мажоритарной части), включая спикера, оказалась «палатой регионов», а в СФ, в свою очередь, типа «регионы» представляет абы кто — ну, условно, где Нарусова и где Тыва? А Турчак — он какой регион представляет?

И я тогда написал заметку — вот эту — про место парламента в конституционной архитектуре. Дальше было как обычно у меня — кто-то куда-то настучал, кто-то позвонил Володину, тот мне в очередной раз указал, что вот, мол, жалуются на тебя, ты всё же мой советник… а я в ответ сделал развёрнутую записку про возможность изменений в Конституции. Для чего пришлось провести целую серию разговоров с разными людьми — некоторыми из авторов действующей Конституции и целой группой разных специалистов по конституционному праву, академических и «практикующих».

Побочный эффект этих разговоров — я превратился на какое-то время в совершеннейшего правового нигилиста. Уяснив окончательно для себя, что действующую Конституцию писали эльфы Божьи, которые про политические институты в буржуазной демократии понимали из учебника и никогда их вживую не видели, и сделать её «документом прямого действия» попросту невозможно — страна развалится. Причём это верно не только по состоянию на «сейчас», но и по состоянию на любой момент её действия — начиная собственно с 1993-го. И, собственно, страна ни дня по ней не жила — с самых первых дней вся «система» занималась тем, как бы так её одновременно и не нарушать, и не исполнять; и весь набор созданных в постсоветское время механизмов системы есть набор способов «объехать» эти самые конституционные нормы. Ну, примерно как играть в футбол, но не на футбольном поле, а на площадке для воркаута с кучей стоящих посередине «стенок», «лесенок», турников и тренажёров. Вроде и то и то про спорт, а поди ж ты.

Прошлогодняя эпопея с поправками обогатила эту позицию ещё одним знанием — «не буди лихо», как сказал Президент Сокурову. Как только «распечатываешь» Конституцию, откуда-то толпой набегают космонавты, фигуристы, попы и заслуженные работники культуры, и в тексте Основного Закона в результате может оказаться всё что угодно, вплоть до рецепта бабушкиного пирога с черникой. В наших реалиях надо было, по-простому, оставить одно «обнуление», и слава Богу.

Реальная, неписаная, но единственно действующая Конституция у нас всё равно сводится к известной резолюции императора Павла: «а в общем всё будет так, как государь велит».

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма