Новое

Националисты и режим: классовый конфликт

К предыдущему. В рамках заявленной методологии «классового анализа». В чём ключевое противоречие между «русскими националистами» и правящим режимом? Оно, как ни странно, носит сугубо экономический характер.

Стержень националистической повестки, как ни крути, это антимигрантская тема. Миграция в сегодняшней России — это т.н. «трудовая» миграция — речь о миллионах людей, работающих за довольно небольшие зарплаты на тех работах, для которых местные кадры на эти деньги найти сложно.

Проведём мысленный эксперимент: трудовые мигранты внезапно взяли и исчезли как класс. Как это отразилось бы на структуре экономики? Очень просто: крупный бизнес — девелоперы, ритейл, сети, общепит, логистика — лишились бы ключевого преимущества, с помощью которого они все эти годы осуществляли консолидацию крупных рынков: массы дешёвой рабсилы, которую можно использовать посредством простых инструкций. Для потребителей многие привычные ныне блага стали бы, конечно, дороже. Но именно поэтому такие рынки стали бы доступны для большого количества сравнительно некрупных компаний — например, в том же ритейле через какое-то время начали бы доминировать не типовые сетевые магазины, а небольшие лавки, находящиеся в шаговой доступности и выигрывающие за счёт почти персонально выстроенных отношений с каждым постоянным клиентом. В стройке начала бы доминировать малоэтажка, а не сегодняшние человейники. В общепите… ну, сами понимаете. И так везде. Появился бы целый слой мелких собственников — уже не «имущества», а средств производства. Через какое-то время это произошло бы и с промышленностью.

Но главное — этот класс новых собственников неизбежно начал бы «снизу» перестраивать и политическую систему. Владельцы лавок, ресторанчиков и кустарных производств через некоторое время захотели бы избирать своих мэров и сами становиться муниципальными депутатами. «Далее везде».

Крупная буржуазия и госмонополии столкнулись бы с жёстким давлением сразу по всем фронтам — и экономическому, и политическому. Правые партии начали бы бороться не за прохождение 5%, как сейчас, а за блокирующий пакет в парламенте — а то и за большинство. Бюджетная сфера испытала бы массовый отток кадров — люди уходили бы с зарплат на госслужбе, чтобы открыть своё дело. Образование перестроилось бы под задачу подготовки предпринимателей, а не «госуправленцев». На конкурсы типа «Лидеры России» просто перестали бы набираться участники.

Другая страна, не? А между тем достаточно посмотреть на какую-нибудь Польшу, где примерно так и получилось.

Именно поэтому власть, сросшаяся до степени неразличимости с крупным капиталом, будет всеми силами давить и ограничивать антимигрантскую повестку. И в этом, как ни странно, находить массовую поддержку большинства, плотно сидящего на бюджетном велфере, той самой агрессивной социалке с маткапиталом и прочими борщевыми наборами.

А значит, и никаких «националистов» никто никогда никуда не пустит. Даже если верхнее руководство будет сплошь этнически русским. Nothing personal.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма