Новое

Кастрация vs. коррупция

Я уже много лет повторяю при случае фразу: первоисточник коррупции — не генералы, а генеральские жёны (дети, тёщи, любовницы, племянники, двоюродные братья etc.); короче, в широком смысле «сéмьи».

Одна из причин удивительной живучести христианской церкви как института на протяжении времени, превышающего историю всех ныне существующих государств — это обязательный целибат высшего (а у католиков — и обычного) духовенства. Понятно, что это решение, у которого множество минусов и издержек, но по самому большому счёту оно сработало. Семья, род — это институт много более древний и прочный, чем, например, государство или та же церковь, и опирающийся на факторы куда более действенные — секс, кровное родство, отцовский/материнский/сыновний/дочерний долг и т.п.

Ещё одно интересное, но уж совсем жёсткое решение — это институт придворных евнухов в Китае и в Византии. Тут людей на физическом уровне лишали возможности иметь секс, и тем самым снимали помянутые риски.

Тут место для важного обобщения. Место во власти, и в особенности в госаппарате — это такое место, где ты функция и себе не принадлежишь. Не только твоя жизнь и твоё время, но и твои естественные человеческие проявления, желания и инстинкты должны быть так или иначе ограничены — просто если по-другому, ты не можешь удержаться от искушения воспользоваться теми огромными возможностями, которые даёт эта самая власть, и обернуть их лично себе (и семье) на пользу. И сам себе ты это как-то можешь объяснить и выстроить — но сделать то же самое с близкими, которые, в отличие от тебя, не там, а лишь рядом, но в то же время по-прежнему «обычные люди», в разы труднее. И я лично, в том числе и на себе, видел и испытывал действие этой жёсткой механики — когда выбор у тебя либо дистанцироваться от близких, «стать чужим», либо начать жить по принципу «всё в дом». Здесь всегда либо гнилые компромиссы, либо жёсткие решения или-или. В моём случае решением было отодвинуться подальше от мира «должностей», но это тоже своего рода гнилой компромисс.

Теоретически можно в каком-нибудь секретном хогвартсе готовить когорту чиновников-бессеребренников, которые будут принимать решения на миллиарды, сидя на госзарплате в несколько десятков тысяч, и руководствоваться при этом лишь мотивами общего блага и величия Отечества. Но мне трудно представить, в каком таком хогвартсе нужно готовить для них жён/мужей, готовых согласиться с этим положением вещей. Особенно в таком обществе, где этот стиль жизни, мягко говоря, не является массовой нормой.

Конечно, всегда будут резонёры, которые расскажут, что решение проблемы в том, чтобы исключить саму возможность для бюрократии принимать решения на миллиарды в кабинетах, сделав любую процедуру полностью публичной. Но это утопия. Ладно там военная/оборонная сфера, где решения по определению не могут и не должны быть публичными. Но вот ты, например, новую дорогу проектируешь — и лучше бы удержать в тайне то, где она будет проходить, чтобы ушлые сквоттеры не выкупили под шумок «публичных процедур» эти земли и не успели понастроить на ней дорогих объектов под выкуп. Это просто из моей практики история, а таких можно тысячи привести.

История Назарбаева — это история о том, как неглупый человек с бекграундом достаточно современной на тот момент управленческой системы пытался «из себя» построить суверенное государство фактически в чистом поле, а получилась всё равно архаическая семейная кормушка, выдающая себя за этнократию, но не являющаяся даже и ею. Теперь, при Токаеве, будут, наверное, пытаться её как-то превратить в «настоящую» этнократию — тоже варварская, но всё-таки несколько более продвинутая модель. Не уверен, что получится. Того же самого для России взыскуют «русские националисты» — но, боюсь, если дойдёт до практической реализации, скорее всего получится примерно это же — старший жуз, главный род, а все остальные, хоть и тоже русские, но по жизни мамбеты, которых будут кормить сказками про то, как всякие неруси их хлебушек подъедают. Просто не вижу никаких защитных механизмов против такого сценария.

Кроме, разве что, института евнухов.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма