Новое

Инфоромалы

Интервью Собчак с Блиновской внезапно сделало актуальной для широкого круга тему т.н. «инфоцыган», ранее кочевавших себе спокойно со своими инфотаборами и горя не знавших. Среди прочего, товарищ политрук от имени и по поручению «повесточки», которая сейчас есть всепобеждающее учение, нам разъяснил на страницах газеты «Правда», что термин «инфоцыгане» является уничижительным и оскорбительным не только по отношению к продавцам «курсов личностного роста», но и к представителям великого и древнего народа рома, которые здесь вообще не при чём; просто по смыслу предполагается, что эти сетевые мошенники копируют те сценарии, которые ромалы испокон веку используют в обычной жизни — а позолоти ручку на счастье, вот это всё. И вообще, само слово «цыган», восходящее к греческому «нечистый» — это для ромалов примерно как слово на букву Ж (видишь, Цукер, я хороший, не тронь меня!) для евреев, наименование уничижительное и потому запретное.

Политрук, как известно, не ржёт. Он всегда зверино серьёзен. Бойтесь политрука.

Ну что ж, поговорим об инфоромалах.

Наше общество развитóго путинизма, как известно, построено вокруг заботы о человеке, перманентного и неуклонного повышения его качества жизни посредством всё более человекоориентированных «национальных проектов» и прочей «социальной политики». Узкая группа нелюдей осваивает охулиардные бюджеты, добиваясь из года в год реализации этих самых национальных целей, а роль благодарных миллионов сводится к тому, чтобы раз в несколько лет голосовать за кого надо на выборах, и по возможности не пиздéть во всё остальное время. Есть, конечно, узкая прослойка неблагодарных тварей, насквозь нашпигованная иноагентами, которая этот общественный договор регулярно пытается нарушать, и смущающая умы сограждан всяким там «популизмом» — но ею, прослойкой, бдительно занимаются соответствующие органы и патриотичные законодатели, дающие органам основания бороть супостата в рамках законности.

У всей этой конструкции есть, однако, значимая уязвимость. Если ты почему-нибудь воспринимаешь сам себя не как инвалида с детства, беспомощно ждущего от властей ласки, заботы и социальной помощи, а как обладателя своих собственных рук, ног и головы, желающего, например, заработать денег, сделать карьеру, создать бизнес, стать — страшно сказать — политиком, и вообще хоть как-нибудь состояться в жизни — тогда человекозаботливое государство немедленно поворачивается к тебе кормой, а то и кармой. Просили же — сидеть ровно и не чирикать. Тебе что, больше всех надо?

Однако хотящие странного почему-то не переводятся. Особенно среди молодых, которым вообще свойственны нездоровые амбиции — ну, просто не поняли ещё в силу возраста, чего тут как. И вот эти-то легковерные как раз и становятся лёгкими жертвами инфоромалов. Несут из дома последнее, чтобы их научили стать хоть кем-нибудь. Я в своё время подробно изучил систему работы стартап-секты «Бизнес-молодость», в период её расцвета — а там тогда выручка доходила до миллиарда в месяц, хотя прибыльность всё равно хромала — уж больно дорогими оказывались «лиды». Сейчас выпавшее знамя лидера этого рынка подхватил Аяз Шайбутдинов, вышедший уже почти на те же объёмы по выручке, и по всем параметрам подходящий под критерии «единорога» — стартапа, имеющего потенциал развернуться в миллиардный бизнес; но что-то не видно очереди из инвесторов, жаждущих ввалить в него денег; наоборот, у всего рынка он «почему-то» имеет стойкую репутацию toxic asset, связываться с которым — зашквар.

Ну и, конечно, незабвенный Тони Роббинс, по части мемогенерации соперничающий в русскоязычном интернете с классиками уровня Черномырдина или Медведева, тоже ведь ещё не так давно собирал стадионы, сколько бы над ним ни стебались.

И вот, собственно, тезис, ради которого писался мой текст. Инфоромалы — это не феномен, а симптом. Когда патерналистское общество в каждом гражданине видит ребёнка, которому надо вытирать попу, затыкать рот леденцом, чтобы не орал, кормить его байками про аистов и капусту, трястись, чтобы он не узнал ненароком в детском саду неприличное слово «пиписька», и ни в коем случае не обсуждать с ним не то что семейный бюджет, а даже и планы на выходные — он и будет вести себя как ребёнок. Ищущий в подворотне общества таких же детей, но постарше, которые его и просветят, как устроена жизнь на самом деле, и что вообще делают взрослые, когда остаются одни. И те просветят, уж будьте уверены. На понятном ему языке.

Худо-бедно, но инфоромалы обслуживают тот запрос, который никак не обслуживает вообще вся имеющаяся система образования: если я никто, есть ли у меня шанс стать хоть кем-то? И что для этого нужно делать? Каким надо стать, чтобы повзрослеть? И в общем без разницы, что именно они на него отвечают — гораздо важнее сам факт наличия вопроса, и готовность платить — платить! — за ответ.

Потому что кроме как у Блиновской или Аяза спросить больше оказывается не у кого.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма