Новое

Про Васю

Вот я по всем параметрам должен был бы, наверное, исторгнуть много патриотических проклятий в адрес этого врага народа — а как-то не тянет. Очень честный текст — человека, чей звёздный час пришёлся на 90-е, и который тогда был всем, в нулевые стал не всем, а в десятые никем — ну что он мог другого сказать? Конечно, для людей родом из СССР это же офигительное чувство силы и свободы — когда ты понимаешь, что президент это просто ньюсмейкер. А когда, наоборот, оказывается, что президент это снова начальник — значит, отобрали свободу, да. Свобода — она же, в этой логике, не только лучше, чем несвобода, она же ещё и точно лучше, чем Россия (Америка, Англия, Франция, далее везде…)

Я задумался о другом. Когда-то Васильев (Березовский, Яковлев, Кудрявцев, да хоть Козырев какой-нибудь) для моего поколения были богами, ниспровергнуть которых с их пьедесталов было своего рода поколенческой задачей. В нашей присяге «новому государственничеству» не последнюю роль играл вот этот инстинкт молодых волков — типа, валите уже, дальше действовать будем мы. Когда я придумывал — да, уже можно рассказать, что это была моя идея — известную акцию «Наших» с выпуском якобы «Коммерсанта» на рулонах туалетной бумаги, мной двигало не желание выслужиться перед каким-то там «начальством», а стремление надавать по харям вот этим самодовольным, оборзевшим и возомнившим о себе хозяевам жизни — тому же Васе, ага. _Тогдашним_ её хозяевам.

Наверное, будь мне сейчас двадцать пять, я бы точно так же думал о том, как надавать по харям нынешним её хозяевам — всяким там главам госкорпораций, силовикам и топовым режимным пропагандистам. Но мне сорок три, и всё происходит, что называется, «по Черчиллю». Я не хочу никого ниспровергать; а больше думаю о том, что вот эта их «свобода» — она ведь и тогда была только для своих, и сегодняшние ниспровергатели не имеют никакой идеи по поводу того, как бы сделать её не для своих, а для всех; а значит, никакая она не свобода.

Ну и, следовательно, при всех минусах, Россия — лучше.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма