Новое

Минжу

Когда я написал текст про китайскую трактовку слова «демократия», мне в комментах прислали ссылку на большой талмуд, изданный китайцами в декабре по итогам специализированного форума, который они проводили тогда по теме. На английском, между прочим. Дочитал.

Понял в процессе, что это была именно китайская инициатива — включить такой большой раздел про демократию в совместную декларацию Путина и Си. У нас как-то не принято этими «теоретическими» вопросами заморачиваться, да и некому. А вот китайцы решили всерьёз ввязаться в спор с «лидерами свободного мира» по вопросу.

Я постараюсь писать так, как будто нет вот этого спорного контекста — что «как у них» это демократия, а любое «не как у них» это авторитаризм и диктатура. Меня волнует сама проблема по существу. В первую очередь, известный набор догматов, что демократия — это разделение властей, свобода СМИ, конкурентные выборы, многопартийность, сменяемость и т.д.

Это, конечно, тема не для короткой заметки, а для довольно объёмного лонгрида. Но если совсем вкратце, для меня сама идея «народа как верховного суверена», который посредством разных конкурентных механизмов избирает себе власть, представляется далеко не самоочевидной. Даже, скорее, проблемной в сегодняшних реалиях. Весь арсенал «политтехнологий», по сути, сводится к тому, как половчее обмануть заведомо некомпетентного избирателя, и в общем-то нет принципиальной разницы между мухлежом в ходе пропагандистской войны или мухлежом на подсчёте голосов. Там же, где «технологии» почему-нибудь сбоят, к власти прорываются так называемые «популисты» — побеждающие вопреки сопротивлению истеблишмента, собирающие голоса, но почти всегда неспособные управлять. И половина уже не китайских, а вполне себе западных дискуссий о демократии сейчас — это дискуссии о «проблеме популизма». То есть, по сути, о наборе фильтров, которые необходимо выставить для любого, кто попытается реализовать своё пассивное избирательное право.

Я набросал своего рода исследовательскую программу, чтобы поочерёдно разобрать это сооружение по кирпичикам. Начать решил с самого близкого и понятного по роду деятельности — с многопартийности. Которая в кризисе везде, в том числе и у нас; хотя нам как всегда кажется, что мы тут такие одни.

Но говоря в общем — пока исхожу из того, что Дьюи был прав, и ключевым институтом демократии являются не выборы, не партии и не парламенты, а школа. Условно, обладание даже активным избирательным правом не может быть автоматическим — иначе оно, а вместе и вся демократия, превращаются в профанацию всегда и везде. Есть некий минимум гражданской зрелости, которого человек должен достичь, чтобы получить право участвовать в решении вопроса о власти, иначе вся модель в целом оказывается легко фальсифицируемой.

Но в целом — китайские товарищи, считаю, в правильную сторону копают.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма