Новое

Программа семинара

Вот программа семинара, который буду организовывать на площадке ИРП в ближайшее время

* Российская многопартийность находится в кризисе уже не первый десяток лет. После того, как «партия власти» в 2003 году (уже 19 лет назад!) получила большинство в федеральном парламенте, конфигурация партий фактически застыла в неизменном и постепенно деградирующем состоянии.

— Попытка создать «вторую партию власти» в виде СР во время Четвёртой Думы не удалась — СР заняла свою нишу, но не смогла стать «второй партией»

— Лидеры основных думских партий не менялись с середины «нулевых» (а КПРФ и ЛДПР — с начала 90-х)

— Попытка перейти к чисто пропорциональной Думе в 2011-м привела к политическому кризису — события на Болотной

— Либерализация партийного законодательства в 2012-2013 породила всплеск на ниве партстроительства, но ни одна из созданных тогда партий так и не смогла «выстрелить», оставшись в маргинальной нише

— «Крымский консенсус» в 2016-м закрепил режим доминирования ЕР

— Из «новой волны» партстроительства в период Седьмой Думы «выжила» и сумела получить парламентскую фракцию только партия «Новые Люди»

— Выборы в Восьмую Думу вновь закрепили доминирование ЕР, с единственным исключением — фракций в Думе теперь не четыре, а пять.

* Консенсуса в российском обществе по поводу сохранения и развития многопартийной модели так и не возникло. Значительная часть граждан не понимает, зачем нужна многопартийность. В то же время, с другой стороны, даже среди сторонников ЕР каждый четвёртый (!) хотел бы, чтобы она однажды потеряла большинство и стала оппозиционной — данные исследований.

* На региональном уровне продолжается тренд по минимизации роли партий. Закон Крашенинникова-Клишаса позволяет регионам вообще отменить выборы в рег.парламенты по партийным спискам — на практике это означает риск формирования однопартийных парламентов

* Новые нормы Конституции по участию Парламента и партий в формировании правительства пока не заработали.

* Выборы в Восьмую Думу в 2021 году показали огромный запрос на обновление всего партийного спектра — в той или иной мере на нём пытались играть все участники выборов

—————

В связи с этим перед российским обществом, перед политологами, социологами, управленцами и политиками встаёт несколько вопросов.

— Каковы плюсы и минусы доминирования «партии власти» в парламенте и политсистеме? Есть ли шанс, что эта ситуация в обозримом будущем изменится?

— Есть ли шанс у партий, не попадающих в парламент, как-либо влиять на происходящее и участвовать в жизни общества? Есть ли вообще у них будущее?

— Что нужно сделать для того, чтобы существующие парламентские партии могли на равных конкурировать с «партией власти» на выборах?

— Традиционно оппозиция обвиняет власть в использовании «админресурса», а власть оппозицию — в «популизме». Что нужно сделать для того, чтобы партия власти вела политические, а не административные кампании? Что нужно сделать для того, чтобы кампании оппозиционных партий не были «популистскими», и тем не менее позволяли им набирать голоса?

— За прошедшие годы накопился опыт прецедентов, когда регионами руководили губернаторы из оппозиционных партий — как «согласованные», так и побеждавшие «вопреки». Помогло ли это развитию этих регионов? Насколько успешна модель региональной власти с губернатором-«оппозиционером»?

— Как должны строиться отношения между т.н. «системной» и «несистемной» частями политического спектра? В чём должна состоять стратегия «системных» партий — втянуть наиболее перспективные кадры в себя? Перехватить лозунги? Или, наоборот, жёстко дистанцироваться от любых проявлений «несистемной» политики?

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма