Новое

Оставить только юниоров

У семьи моих родителей много лет была подруга — Зоя Николаевна Зуева, ленинградка-блокадница, мать бронзовой призёрки чемпионатов СССР по танцам на льду Марины Зуевой. Я, соответственно, дружил с сыном Марины Федей. Потом они уехали в Канаду, где Федя в 17 получил бронзу в мужском одиночном катании на национальном чемпионате, но дальше карьеру фигуриста не продолжил.

У них была интересная точка зрения на возрастную планку в фигурке — в каком-то смысле прямо противоположная тому, что обсуждается сейчас. Они говорили, что вообще-то правильно было бы оставить только юношеское ФК — до 18, край до 21. Логика была такая: в любом случае, уходя из спорта больших достижений, фигурист начинает совсем новую жизнь, и испытывает большие сложности с социализацией, поскольку до этого он жил на катке. Но одно дело начинать её в 18, и совсем другое — в 30. В 18 молодой человек имеет, конечно, дефициты по сравнению со сверстниками — условно говоря, меньше в школе на уроках сидел; но имеет и преимущества — те, которые даёт спорт с его дисциплиной и работой на результат. А вот в 30 человек уже сильно опоздал идти за парту и начинать жизнь с нуля, и здесь никаких плюсов — сплошные минусы.

В этом смысле, говорю я, может и неплохо, что фигуристки заканчивают карьеру в 18-19. Именно, как ни странно, с точки зрения «жизненной траектории». Имея перед глазами десятки профессиональных спортсменов, от футболистов до конькобежцев, у которых самое трудное было найти себя в жизни после спорта, и удачно это получалось у меньшинства, я думаю, что, может быть, зря включают вот эту тему «онижедети». Почему не принять именно такую логику — что спорт это такое дело, где не только чем раньше начнёшь, но и чем раньше закончишь — тем лучше?

Ну, разумеется, это если вынести за скобки идею, что спорт больших достижений это такое дело, где самое лучшее это вообще не начинать.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма