Новое

Метамир детей Неёбаной Матери

Небольшое рассуждение о ребрендинге Мордокниги.

Новая идентика Мета — это символическое утверждение доминирующего мейнстрима тотального матриархата, закамуфлированного в упаковку gender diversity. Meta — это символическая отсылка к Me too. Знак бесконечности — ∞ — это не только аллюзия на математический символ и иконка бюстгальтера, но ещё и политическое высказывание: «бесконечность» — это когда _нет_конца_. Того самого конца, который в ниспровергаемой ими патриархатной традиции одновременно является и началом всякой новой жизни: «аз есмь Альфа(!) и Омега, начало и конец».

Это мир, где обладание этим самым «концом», осмысляемым как нечто структурирующее твою идентичность (в двояком смысле: и как конец жизни — христианин это в первую очередь «смертный», и в сугубо физиологическом — я-мужчина), автоматически делает тебя дискриминируемым и угнетаемым подвидом человека; тем, кто несёт символическую ответственность за самые разные вещи, начиная от преступлений и насилий, совершённых за предшествующие тысячелетия Мира Белых Мужчин, и заканчивая всевозможными актуальными грехами — будь то «домашнее насилие» или любая его сколь угодно «мягкая форма», всякий там шейминг, буллинг, харрасмент, объективация, и т.д.

Но есть волшебный способ сбросить ярмо этого неподъёмного долга раз и навсегда — для этого достаточно просто сменить идентичность — на любую другую из, наверное, уже сотен возможных — начиная от банальной уже гомосексуальности и заканчивая всякой экзотикой типа демигендера и гендерфлюида. Можно при этом быть и «просто» женщиной — неважно, какого изначально биологического пола: борцы с трансфобией недавно тут популярно объяснили аж самой Роулинг, какое атата бывает тем, кто путает гендерную принадлежность с гендерной идентичностью.

Главное, кем нельзя быть — цисгендерной гетеросексуальной хуемразью. Вот в этом случае будь готов — на тебя повесят всех собак. Просто за то, что ты вообще такой вот есть.

Собственно, понятно отсюда, что конфликт государства РФ с этой новой всемирной республикой Неёбаной Матери неизбежен, и семимиллиардный штраф — лишь первый отдалённый раскат надвигающейся грозы. Путинская Россия — это осколок прежнего царства Отца. И знаменитый панк-молебен Pussy Riot в храме Христа — «Богородица, Путина прогони!» — заметьте, обращённый не к Тому, чей храм, а к «женской» фигуре Богородицы — это зашифрованный призыв «Великая Мать, свергни с трона Бога Отца и займи сама его место». Pussy Riot — Me too — Meta. «Я такая пост-пост, я такая мета-мета».

Поняли, да, мужики?

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма