Новое

Образование реальности

Могут ли реформаторы заставить солнце вращаться вокруг земли?

Пожалуй, главное и единственно значимое открытие, которое сделали реформаторы за последние десятилетия, заключается в том, что государство у нас во всех отношениях неправильное. Оно не отвечает экономическим, политическим и другим реалиям современности. Почему развалилась советская экономика? А потому, что советские экономисты мыслили и говорили на языке пещерной политэкономии, о которой в лондонах и парижах все уже давно забыли. А политическая система? Не демократично жили, тоталитаризм, сталинизм, фантомные боли имперского сознания. 

Опять же, территория слишком большая. Логика здесь как у одного из чеховских героев. В Европе все государства маленькие, люди живут рядышком, а потому и прогрессивные идеи передаются от одного к другому, от одного к другому… А у нас…

Но выход есть. Мы подтянемся, подучимся, приведем все в соответствие с реалиями, кокурентноспособность обеспечим, и все будет не хуже, чем у других. Экономику сделаем как в нормальных странах, политическую систему отладим, а там и все остальное придет в порядок.

Но не тут то было. И рынок ввели, и прогрессивные законы принимаем целыми пакетами, а нормальный капитализм никак не получается. До сих пор почему-то хорошим считается не тот руководитель или хозяин, который платит много денег, а тот, который радеет за своих. Столовую, к примеру, откроет, вместо того чтобы деньги на ресторан персоналу выписать, а еще лучше — подсобное хозяйство организует. Детский садик с баланса не сбросит. Жилье бесплатное построит и т.д. При этом денег вообще может не давать, а любить его будут, в отличие эффективного менеджера.

И стало понятно, что надо сначала мозги людям отформатировать, кадры подготовить, т.е. опять же систему образования привести в соответствие. Реалии ведь теперь нормальные, а мышление — совковое, неправильное. Отсюда получаются дефицит кадров и прочие неприятности. Поначалу ведь думали: научат всех науке менеджмента и все само собой решиться. А оказалось — одними MBA не отделаешься, надо все в корне менять, да и вообще поляна для реформаторства непаханная.

Психология реформатора известна. К примеру, если он найдет, что солнечная система не соответствует реалиям, то он готов ее отреформировать, чтоб все вращалось вокруг земли. Рафаэля подправит, чтоб 90-60-90 было. Главное — это когда все правильно, нормально, соответствует стандартам в международном масштабе.

«Ничего у вас не получится»

Реформы не получаются даже не потому, что на самом деле Земля вращается вокруг Солнца. А потому, что вопрос надо ставить не о нашем соответствии актуальной реальности, а о соответствии этой «реальности момента» нашей собственной вневременной реальности, которая включает в себя все пространство нашего исторического опыта.

Адам Олеарий, описавший свое путешествие в Московию, приводит такой случай. «Патриарх проезжал мимо (немецкой) церкви, увидел свалку и спросил о причинах ее. Когда ему сообщили, что в церкви идет спор из-за мест, он сказал: «Я полагал, что они будут приходить в церковь с благоговейными мыслями для совершения своего богослужения, а не ради высокомерия». После этого он приказал, чтобы тотчас церковь была сломана, и действительно, в тот же день она была разрушена до основания» .

Что бы стал делать на месте Патриарха наш реформатор? Наверное, он бы стал популярно объяснять, что церковь — это не только место встречи человека с Богом, но еще и важный социальный институт, который должен соответствовать реальной структуре общества, иначе он неправильный и т.д. и т.п.. Реформа бы, надо полагать, провалилась. Правда в те времена его самого наверняка бы на вилы подняли. А если уж говорить о реформе в подлинном смысле слова, то ее осуществил как раз Патриарх. Разрушив немецкую церковь, он привел реальность в соответствие с нашим исконным пониманием религиозной действительности. И словами все не ограничилось, церковь была разрушена — реформа завершилась успешно.

Возможно, если бы сегодня нашелся такой Патриарх, который бы все нововведения нынешних немцев приказал порушить, реформы бы наконец-то пошли как надо. Ломать не строить. Однако сегодня реформаторы, напротив, ломают наше и особо рьяно по понятным причинам они взялись за систему образования.

Вопрос ставится о конкурентноспособности отечественной образовательной системы. Говорят, что на сегодняшний день она не соответствует мировым стандартам и не может готовить грамотных экономистов, социологов, инженеров и т.д.. Действительно, выпускник отечественного экономфака вряд ли сможет конкурировать с коллегой из Кембриджа. Другой вопрос — что из этого следует?

Реформатор тут же предложит изменить наличную организационно-методическую и содержательную стороны учебного процесса так, чтобы Ростовский и Тамбовский университеты научились выпускать представителей кембриджской школы. Даже если это и возможно, вряд ли они смогут приложить на практике свои навыки и умения. Нам они не нужны (о чем ниже), в Европе неинтересны, а китайцы, несмотря ни на что, поедут изучать экономику в Кембридж, а не в Тамбов.

Кроме практических и организационных вопросов здесь во всю мощь проявляет себя проблема языковой среды. Возможно ли на русском языке обучать современной экономической науке? Идет ли здесь речь только об адаптации специфических терминов и адекватном переводе смыслов? Ведь язык — не только ключ к пониманию той или иной культуры, он составляет подлинную реальность его носителей. Кроме того, что язык «дом бытия», он еще и его строитель, подлинный творец реальности.

Если мы говорили на языке политэкономии, то и систему хозяйствования и саму реальность мы реконструировали из него самого. Аналогично тому и «буржуазная» экономическая наука является источником актуальной реальности. А не наоборот, как полагают наши реформаторы. Проблема не в том, что наша образовательная система не тому учит и архаична по своей природе, а в том, что мы, пережив языковую экспансию, не захотели говорить на своем языке и выстраивать из него свою реальность.

Мы были интересны и к нам ездили учиться как раз тогда, когда мы учили политэкономии и не пытались говорить на языке кембриджской школы. И не одни только выпускники «лумумбы» говорили на языке русской политэкономии — в Кембриджах и Гарвардах изучали конъюнктуру по Н.В.Кондратьеву, а эмигрант из России Саймон Кузнец создавал концепцию ВВП, который мы сейчас вынуждены удваивать.

В нашей истории достаточно прецедентов, когда отечественная система образования воспринималась как одна из мировых по самому большому счету. Когда элиты инородцев обучаясь в столичных учебных заведениях приобщались к русской науке, ухватывали стилистику мышления выработанную русской культурой. По большому счету ведь они получали не профессиональное образование и практические навыки. Они открывали для себя новую реальность, которая оправдывала их стремление учиться в русских университетах.

Аналогично этому следует воспринимать и советскую образовательную систему, продолжившую традиции прошлого. Русская революция открыла иную структуру реальности. Раскрыла ее во всех проявлениях общественной жизни, в том числе и в образовании. Именно поэтому стремились учиться в СССР, а не потому, что иного выбора не было. Речь не шла о конкурентноспособности ни у нас, ни на Западе. Соревновались две системы, два измерения реальности, две действительности, но никак не технологии образовательного процесса. Конкуренция шла внутри самих систем, между различными школами и т.д.

К примеру, когда Советский Союз помогал организовывать национальные системы образования и научные школы (Куба, Монголия и т.д.), возникала здоровая конкуренция между учениками их учителями, но никто не подвергал сомнению реальность русской науки, ее языка и образовательной системы. И все дело здесь в том, что мы в первую очередь не научали, но открывали вовне созданную нами самими реальность.

Из песни слов не выкинешь. Также при всем желании в России ни в какой форме невозможна эффективная образовательная реформа, если она направлена на адаптацию к реальности чужого нам мира. Возможно лишь пустопорожнее подражательство, как в случае с отечественной социологией, политологией и т.д. У нас они правят бал по бедности населения, которое, если ему приходит идея выучиться этим новомодным наукам, не может заплатить за полноценное и качественное образование за рубежом. А то, что происходит сейчас — это, конечно, не реформа, а профанация самой проблемы, связанной с драматическим свертыванием русского мира.

Реформаторы, конечно, не смогут заставить солнце вращаться вокруг земли. Они просто на просто начнут нам втирать про то, что коперниковская система неправильная, а вот птолемеевская вполне себе нормальная. Этим все и закончится. Мы же в отличие от них, если оно нам надо, можем и реки вспять поворачивать. Надо только вновь почувствовать свою силу и начать вновь творить реальность, привести ее в соответствие с нашим языком и далеко не таким уж беспросветным историческим опытом.

31.08.04 17:06

http://www.russ.ru/pole/Obrazovanie-real-nosti

About Никита Гараджа